bigbeast_kd: (10 лет спустя)
Патолс - мрачный бог смерти, Натримпе или Антримпе - светлый бог жизни, Перкунос - господин природы.
Патолс упоминается впервые в вармийском сообщении Святому Престолу 1418 года: „Братья Тевтонского Ордена прогнали язычников, которые почитали привидения, вымыслы и Патоллу с Натримпе". Кролльманн с.16 и Бертулейт с. 42, 50 считают мнимое божество Пикуллос („Pikullos") объединением Patollu с польским словом Pieklo = ад, которое продолжало жить в таких вариантах как Pecols, Pycols, Pocols.
Кролльманн и Бертулейт рассматривают "An", "Po" и "Na" в качестве приставок к корню „Trimpe". Следовательно, Антримпе, Потримпе и Натримпе были довольно равнозначны.
Перкунос появляется как таковой также у литовцев и латышей, и был почитаем даже у славянских народов, как намекают широко распространенные имена Parguns, Parcun и так далее. Перкуносу поклонялись в святых рощах. Чистое пламя огня было посвящением ему.
Имя Перкунос появляется впервые у Альнпеке, стих 1436.

Read more... )
В нравственных воззрениях стояли они на в известной степени низком уровне. Так, положение женщин должно было быть низким, так как их покупка и наследование, многоженство и родственные браки были в обычае у пруссов.
Пруссы обещали в 1249 году: „В будущем не держать больше двух или нескольких жен, а довольствоваться одной... больше не продавать своих дочерей для брака или покупать себе или сыну жену... Из этого возникала привычка, что кто-то имел жену своего отца... также никто больше не должен убивать в будущем сына или дочь по какой-либо причине или отвергать тайком. Также они обещали в будущем не иметь больше лигашонов или тулисонов, которые являются только лживейшими фокусниками, как жрецы на похоронах злое называют хорошим и хвалят мертвецов за их кражи, добычу, распутство, грабеж и другие прегрешения". Об обращении с женщинами Дуйсбург пишет весьма схоже.
Также должно было быть довольно частым выбрасывание младенцев.
То, что выбрасывание детей, многоженство и прочие такого рода вещи господствовали также в Ливонии, источники не сообщают, однако это весьма вероятно.

В Ливонии раковой язвой была постоянная взаимная война, не только для экономического развития, но, из-за грубого характера способов ведения боевых действий, для нравственности в целом.
Примеры такой борьбы показывает также Альнпеке. Боевые методы Запада были, конечно, немногим лучше.

Чрезвычайно благодетельным был, однако, рыцарственный дух, выражающийся в почти безграничном гостеприимстве, и социальное чувство, которое проявляет себя в обращении с бедными.
Дуйсбург пишет: „Гостям они оказывают всяческие почести, и не существует блюд и напитков в доме, которые они не разделят с ними. Они также полагают, что обошлись с гостями нехорошо, если они не напились с ними вплоть до бессознательного состояния. У них есть также привычка обязывающая при их пиршествах к неумеренному питью, а именно, так часто, пока гость и хозяин, жена и муж, сын и дочь не опьянеют. Если происходит убийство, не будет примирения, до тех пор пока убийца или его ближайший родственник не убит... в качестве напитка они употребляют воду или молоко кобыл". И: „Сегодня и завтра каждый надевает что попало не обращая внимания, если кто-то обвяжет канатом прекрасную одежду - они не обращают внимания". Последнее кажется невероятным, а также противоречит собственному сообщению Дуйсбурга о поведении пруссов в Польше:„ Князь настолько испугался, что он не решался отказать ни в чем, всякий раз, как пруссы посылали гонцов за лошадьми или прекрасной одеждой".
По Дуйсбургу каждый бедняк мог садиться за стол в любом доме и есть вместе со всеми.



bigbeast_kd: (10 лет спустя)
Для Ливонии ни у древних хронистов, ни у новейших исследователей не находится указания численности населения. Для Пруссии мы имеем сообщения от Дуйсбурга и Альнпеке. По Дуйсбургу каждая прусская область могла выставить 2000 всадников и несколько тысяч человек пехотинцев, Самбия даже, соответственно, 4000 и 40 000. Альнпеке, в стихе 3811 указывает для Самбии почти то же количество: „Мы выставили в поле 40 000 щитов". Это дало бы в итоге для всей Пруссии примерно 1 000 000 человек и для Самбии более высокую относительную плотность, чем сегодня можно обнаружить в Моравии. Рание исследователи следовали за ними, пожалуй, в своих высоким оценках, в том числе и Иоганн Фойгт и Эвальд. С Вебера применяется чересчур заниженная оценка численности населения. Так, особенно при непролазных лесах и болотах Пруссии, Швабе считает, что в Самбии проживало бы достаточно прочно, из-за отсутствия в то время картофеля, самое большее 34 000 человек, а 90% страны были болотом и девственным лесом! Это мнение было опровергнуто новейшими археологическими раскопками, которые подтвердили такую массу захоронений, укреплений и других следов поселений, что необходимо сделать заключение о значительной численности населения. Энгель думает, что Самбия была населена лишь немного меньше, чем сегодня. Кроме считает числа Дуйсбурга спорными.

Read more... )

Далее, доказано, что они верили в богов как повелителей природных сил. Для Пруссии три имени богов дошли до нас абсолютно достоверно: Патолс (Patollu), Натримпе (Natrimpe) и Перкунос (Perkunos).

Грюнау знает 6 имен богов: Перкунос (Perkuno), Патолс (Patollu), Потримпс (Potrimpe), Курке (Churche), Вуршайто (Wurschaito), Свайброто (Swaibroto); синод от 1530 года знает уже 10, а Мелетиус - 12 имен богов. По Харткноху ранние историки Перкуно, Пиколса и Потримпса принимали в качестве высших богов. Вуршайто и Свайброто были по Бертуляйт, вероятно, изобретенными Грюнау божественными родоначальниками; Курке появляется в мирном договоре 1249 года скорее как идол урожая, чем настоящий бог: „Они хотят также в будущем, чтобы идолу, которого они каждый год однажды после укладки урожая изготовляют, как бога обычно почитают и называют Курке... больше не приносили жертв".



bigbeast_kd: (10 лет спустя)
Альна заключил договоры с куршами 28 декабря 1230 и 17 января 1231 года: датировка очень спорная. Он утверждал позже, что заключил договоры в согласии с меченосцами, соборным капитулом Риги и городом Рига.

Когда Николаус был утвержден 8 апреля 1231 года в качестве епископа, немцы решились на открытый удар по легату тем, что они обязали куршей согласно договору к выплате оброка и передаче одной трети земель городу Риге.
Курши обязывались договором с епископом Николаусом к выплате по одному корабельному фунту ржи с каждой бороны и каждого хакена. Николаус предоставлял городу Риге 9 августа 1231 года по одной трети Сааремаа, Земгалии и Курляндии. Если бы это наделение было проведено в жизнь, то Ливония получила бы обширное государство-члена федерации в лице города Рига.

Read more... )

Несчастливый день Сауле, 22 сентября 1236 года, положил конец независимому развитию Ливонии.
Дата битвы точно устанавливается из доклада Хартманна и Альнпеке. Кельхен дает ошибочно 1238 год, Энгельманн берет 3 августа 1236 года. Как поле боя принимается Шауляй или Вецсауле в окрестностях Бауски, прямо у жемайтской границы.

Прелаты и рыцари, горожане и меченосцы полагали, что страну можно спасти только посредством присоединения к Тевтонскому Ордену. Герман фон Зальца уже давно вел переговоры с магистром Фолквином о присоединении меченосцев, но никак не решался. Получив сообщение о катастрофе при Сауле, он решительно вмешался . Это было последнее великое деяние старого магистра.




bigbeast_kd: (10 лет спустя)
1223 год еще раз принес тяжкое испытание, вспыхнуло всеобщее восстание эстов и в его поддержку подтянулось не менее 20 000 русских. Эсты осадили Ревель, русские - Феллин. Феллин пал вследствие сильной эпидемии, однако Ревель держался, также русские вместо того, чтобы нанести удар на юг, объединившись с эстами, осаждали его. Когда русские удалились, эсты сдались без дальнейшего сопротивления.

Read more... )

Смерть Альберта сразу, кажется, разрушила согласие. Соборный капитул выбрал наследником Николауса, а архиепископ Бремена - Альберта Зурбеера, папа не решился ни на кого из обоих, а послал Балдуина из бельгийского монастыря Альна в качестве легата с особыми полномочиями. Метрополия Бремена над Икскюлем была признана Римом в 1188 году, но прекращалась 20 февраля 1213, 26 октября 1219 и в 1224 году. По постановлению Латеранского собора епископские выборы должны были происходить на соборном капитуле. Балдуин сразу вступил с немцами в тяжелый конфликт, в тот момент когда он принял куршей как равноценных партнеров в государственный союз. Они должны были принять немецких священников и епископа и быть обязанными сверх этого только к защите родины.



bigbeast_kd: (10 лет спустя)
В 1215 году эсты попробовали комбинированную контратаку по суше с обеих сторон озера Выртсъярв, и с моря - захватив врасплох город Ригу посредством большого флота сааремасцев. Нападение не удалось. После этого сааремасцы возвратились домой, и сухопутные войска последовали их примеру. Немецкое контрнаступление привело в подчинение области Угаунию (Уганди) и Сакала а в последуюшие годы также Гервен (Ярвамаа). Новгород пытался противостоять немецкому продвижению в Эстляндии и послал туда в 1217 году войско в 15 000 человек. Магистр Фольквин мог противопоставить ему только 3000 человек. Он решился не подвергать осажденный Оденпе ужасам битвы и разрешил гарнизону капитуляцию на условиях свободного отхода. Русские не смогли развить достигнутый успех, так как им пришлось наступать в такой холод и голод, что лошади обгладывали друг другу хвосты и гривы. Весной и летом следующего года были рассеяны различные отряды эстов а их главные силы разбиты при Феллине 24 сентября. Русские прибыли слишком поздно и вынуждены были очистить страну без какого-либо успеха.

Под Феллином эсты выставили 6000 человек, немецкие бронированные всадники прорвались в центре и затем окружили вражеские крылья. Большая армия русских была задержана 200 немцев на одном ручье, свернула на юго-восток и безуспешно штурмовала затем Венден.

Read more... )
Вальдемар еще раз появился в Эстляндии в 1222 году. На этот раз Альберт с большой свитой посетил его. Король требовал исполнения договоров, но сразу же уступил, когда свита Альберта выказала упорное сопротивление. Теперь он перешел к почетному отступлению, обещая Альберту и меченосцам постоянную Fidelitas (верность) и помощь против язычников и русских.
Торжественнные обещания Альберта и ордену обозначают как апогей мощи Вальдемара. Непонятно, почему.

Также единственный успех этого похода, выраженный в незаконченной стройке замка, сразу же пропал, когда король вновь удалился: сааремасцы осаждали его с захваченными метательными машинами 14 дней так, что гарнизон капитулировал в обмен на свободный отхода.
Сааремасцы использовали баллисты, то есть метательные машины для тяжелых камней, и патерелли, то есть метательные машины для легких предметов.

bigbeast_kd: (10 лет спустя)
Альберт должен был усмотреть из этого письма, что в Риме задумали не оставлять его единственным епископом Прибалтики или, например, архиепископом. Оно свидетельствовало не в меньшей степени, что она должна была стать союзом епископств, - опаснейшее состояние для настолько удаленной от Империи немецкой колонии. И вдвойне опасное, так как наряду с этим существовал рыцарский орден, который легко мог превзойти остальных партнеров при возрастании его военной силы, и который, если однажды станет могущественным, из вассала легко мог стать гонителем епископства Риги.

И действительно, Орден достиг подавляющего веса, когда он приобрел супротив 5 епископов 36% всей страны, после присоединения северной Эстляндии даже 54%. Его намерения освещаются из того, что он получил в 1211 утверждение своих владений от императора и жаловал леном 27 января 1212 года за пределами своей области в собственно Ливонии, в 1213 году также раздавал лены в Угауинен (Уганди - историческая область в Эстонии) и Сакала, и что он стремился к собственному епископству для своей области. В этом ему отказали 25 января 1212 года, но 11 октября 1213 года уже только отложили до лучших времен.

Read more... )

В 1212 году князь Полоцка во главе армии потребовал прекращения крещения по латинскому обряду. Альберт появился во главе немецкого войска и продемонстрировал готовность к войне. Князь после этого отказался от своих требований и даже предоставил немцам свободу торговли по Двине. Согласно договору двинская торговля делалась свободной также и для русских. Так как они еще не ездили тогда через море, немцы имели основную выгоду. В 1212 году они проникли через Уганди до Дорпата (Тарту) и захватили его еще до прибытия русского войска в 15 000 человек. Тем самым был завоеван важнейший пункт в средней Эстонии. Крутой холм на заболоченной Эмайыги был прямо-таки предназначен для крупного крепостного сооружения.


bigbeast_kd: (10 лет спустя)
Они смогли здесь беспрепятственно высадиться и продвинулись вперед до Икскюля. Ливы после небольших перестрелок оставили заложников, которых Альберт привел в Германию и оставил на воспитание в семьях. Бертаух говорит об этом, преувеличивая: „Не боялся приложения самых предосудительных средств".

Великий епископ сразу понял, что отдаленный Икскюль, куда не могли подниматься морские корабли, - не благоприятная операционная база. Он нашел таковую с идеальным положением для обороны и торговли, там, где ручей Рига впадал в Двину. Здесь она расширяется до глубокого потока шириной в 500 м, разделенного островом, который предоставляет возможность переправы практически перед самым устьем. С этого места, соединяющего в себе расположение Будапешта на переправе с речным расположением Гамбурга, варяги с древних времен двигались к Днепру и прибывали ценные товары Востока. Был ли ручей Рига рукавом Двины или самостоятельным ручьем, дискуссионно.

Read more... )

Славянская хроника замечает со злобой против братьев меча: „Вы требуете одной трети язычников, а сами работаете против них на курию".

bigbeast_kd: (10 лет спустя)
Судя по этим письмам король в начале июня 1225 года вступил с большой военной силой в Бурценланд. Его войска могли свирепствовать там довольно беспрепятственно. До 1 сентября был у Ордена отнят замок по ту сторону Трансильванских Альп, а к концу год - вся страна. Братья сначала не оборонялись, это им было еще и сложно делать против сеньора лена, до тех пор пока его намерения не стали очевидны. Тогда они, кажется, попробовали оказать сопротивление, которое, однако, было быстро подавлено.

То, в чем упрекали Орден, нигде не выражено ясно и недвусмысленно. Папские письма говорят о многих провинностях и о нарушении различных пунктов договора, но определенно называют только два: оккупацию королевских владений и нарушение правил монетного обращения. Но и указания об этом тоже очень неопределены.

В качестве проступков Тевтонского Ордена предполагались: строительство каменных замков; продвижение вперед в Валахию; принятие венгерских поселенцев; присвоение королевского недвижимого имущества. Первое и второе после мая 1222 года точно больше не было нарушениями, пункт 3 не доказан. Неясность обвинений и характер образа действия короля дают основания утверждать, что недостаток законных оснований был прикрыт актом насилия против Тевтонского Ордена.

Для правильной оценки жалоб нужно рассмотреть образ действий короля. Он с самого начала мог бы встать на ту точку зрения, что спорный вопрос между королевством и Орденом нужно решать исключительно феодальным королевским судом. Тем самым он исключил бы папское вмешательство. Вместо этого он просил - и именно во время похода против Ордена - Папу о вмешательстве минимум дважды. Папа подчеркивает это в письмах от 1 сентября 1225 года и 17 февраля 1226 года, которые упоминались ранее.

Тем самым он упускал из рук правовое решение тяжбы и действовал сразу нечестно и совершенно недостойно монарха великой державы. Это должно было привести Папу и любого непредвзятого наблюдателя к убеждению, что его жалобы столь же мало справедливы, сколь "честен" образ действий. Папа, видимо, указывает верную причину изгнания Ордена, когда говорит, что он верит не добродетельности короля, а нашептываниям злопыхателей. Святой Престол довольно долгое время хлопотал о возврате Бурценланда Тевтонскому Ордену. Это оказалось бесполезно.

Папские письма о возврате страны издавались 27 октября 1225 года, 26 и 30 апреля 1231 года, в августе 1233, 11 октября 1234 года. См. Циммерманн I с.54, 61, 65, 68, 69, Дойч и Фирнхабер I с.36, 44, 51, 56, Фейер III/2 сс.78, 246, 303, 394, Тайнер I с.123, 135, 138, 169, 216.

30 апреля 1231 года папа упрекает короля: „Magister ad presentiam tuam in spe vocatus accedens frustratus rediit fatigatus multis laboribus et Expensis" („Магистр, под обманным предлогом вызванный к тебе, возвратился обратно без успеха, утомленный многими трудами и расходами"). Снова тот же образ действия, что и против папы!

Таким образом Тевтонскому Ордену было даровано только 15 лет для действий в Бурценланде. Этого краткого срока хватило, однако, для основания общества, которое преодолело века тяжелейшей борьбы и оказалось при турецкой угрозе неприступным оплотом Запада. См. Тойч, Geschichte der Siebenbürger Sachsen, особенно раздел о Кронштадте.


bigbeast_kd: (10 лет спустя)
Что было предпринято против Ордена, мы знаем, при отсутствии более точных сообщений из венгерских источников, только из папских писем, основанных на сообщениях братьев.

10 июня 1225 года папа уже знал о шагах короля против братьев, так как он приказал им „чтобы они ни при каких угрозах или насильственных мерах не очищали страну без согласия Нашего или вашего Магистра". Точнее мы узнаем ситуацию из двумя днями позднее отправленного королю папского письма.

Папа упрекает его: „ Мы заключили по рассмотрении твоих привилегий, что ты подарил земли Бурцен и по ту сторону снежных гор братьям Тевтонского Ордена в королевской щедрости. Поэтому Мы взяли эту страну под защиту Апостольского престола и Мы соблаговолили из особого расположения Апостольским индультом подчинить их только Святому Престолу...

Однако, мы часто слышали жалобы братьев, что ты неправедно беспокоил их из-за упомянутых земель. Мы часто писали тебе об этом, упрашивая и напоминая, что ты мог бы воздержаться от беспокойства их. Недавно Мы услышали их жалобу, что ты проник по наущению некоторых злых людей со многими всадниками и пехотинцами в их страну и так обременил братьев и их людей поборами и требованиями, что они потерпели ущерб в 1000 марок и более и через то страны, которые они населяли при использовании многих людей и средств, им и Святой Земле стали совсем бесполезны.

Сверх того ты насильственно занял замок, который они построили по ту сторону снежных гор с большими трудами и издержками, после того, как ты прогнал братьев из него. И после того, как твои люди убили несколько братьев и их людей, других ранили и заключили в темницу, ты замкнул слух к их просьбам и жалобам, от них покорно о возмещении попрошенных.

В конце концов ты высказал нам, что братья, недовольные даром твоей добродетельности, перешли границы владений, выделенных им в твоей щедрости, оккупировав некоторые из твоих владений. Мы затем им письменно приказали вернуть эти владения твоему величеству, поскольку неуместно брать чужое, и остерегаться в будущем присвоения твоих земель. Но ты приказал им, чтобы они вернули тебе страну немедленно, и сурово угрожал им в случае отказа. Мы верим, что дело не в твоей добродетельности, напротив, в нашептываниях злопыхателей, которые смотрят на процветание этой страны через неутомимые труды упомянутых братьев и от жадности до нее приближаются к тебе с ядовитыми советами."

Письма от 10 и 12 июня 1225 года у Циммерманна I с.44, Дойча и Фирнхабера I с.32, Фейера III/2 сс. 41,43, Тайнера I с. 122,124.
Укажем еще раз на то, что папа как верховный руководитель мог приказать братьям выжидать в Бурценланде и без того, чтобы иметь на него территориальные права.

Совсем иначе звучит папское письмо от 1 сентября 1225 года:
„ Из жалобы, поданной от нашего возлюбленного сына в Христе, короля Андрея Венгерского, через его посланника Флорентия, защитника Гроссвардайна (Орадя), Нам стало известно, что он щедро подарил госпитальерам Святой Марии Немецкой в одной части его королевства землю в 30 плугов, но они, недовольные его добротой и щедростью, заняли в той области гораздо больше и были готовы удерживать занятое вооруженной рукой.

Так показали Нам несколько цистерцианских аббатов, некоторые из которых объявляли госпитальерам скромные требования короля о возврате, они желали лучше погибнуть в борьбе, чем возвратить ему это.

И не довольствуясь этим, они ловят его людей, обременяют их неуместными налогами и готовы наносить очень большой ущерб и обременение иными способами. Они не хотят соблюдать установления, возложенные при их приходе в Венгрию в отношении монеты и некоторых других пунктов.

Поэтому утверждается, что упомянутые братья были королю как огонь во внутренностях, как мышь в мешке, змея на груди. Поэтому по срочной просьбе упомянутого короля, Мы хотели бы приказать упомянутым госпитальерам, чтобы они удовлетворились имеющимся и остерегались всякого присвоения."
Циммерманн I с.49, Дойч и Фирнхабер I с.34, Фейер III/2 с.42, Тайнер I с.125. Обследование было проведено аббатами Лилиенфельда, Керца и Эгреса.

В письме от 17 февраля 1226 года мы видим настроения при папском дворе снова полностью переменившимися:

„Ты восстановил нас беспричинно против упомянутых братьев и потребовал нашего письма упомянутым братьям без причины, так как ты лишил еще в то время, как сообщение тех аббатов было в подвешенном состоянии, их не только якобы за пределами часто поминаемых границ лежащих, но и подаренных им владений. Так их последующая жалоба разъяснила Нам и Мы заключаем это также из того, что Магистр тех братьев госпиталя, которые пребывают в упомянутой стране, на второй или третий день, после того, как твой посланник от Нас получил разрешение на отъезд, прибыл к Нам, после того лишился своего сообщения со страной и был со своими братьями из нее изгнан."
Письмо смотри у Циммеррманна I с.53, Дойча и Фирнхабера I с., Фейера III/2 с.74, Тайнера I с.137.


bigbeast_kd: (10 лет спустя)
В это время возник следующий опаснейший для Ордена враг в лице оппозиции против короля Андраша II. Существовавшая долгие годы, она приняла четкую форму в 1217 году, когда ее возглавил наследный принц Бела. Король вынужден был пожертвовать в ее пользу многими королевскими правами в знаменитой Золотой булле 1222 года и признать, что все королевские дарения должны быть проверены местными судами. Для Ордена это означало величайшую опасность из-за скудности дарственной грамоты 1211 года.

Об оппозиции против короля Андраша II и его бесхозяйственности смотри: Тойч в Geschichte der Siebenbürger Sachsen I с.29, Бетлен с.16, Филиппи с.67, Archiv für Kenntnis siebenbürgische Vorzeit  I с.181, Фейер III/1 сс.165, 291.

В то время как над Орденом сгущались тучи, он попросил о принятии Бурценланда в юрисдикцию и собственность Святого Петра и в постоянную защиту римской Церкви. Она была предоставлена буллой от 30 апреля 1224 года.

Папское принятие под защиту объявлялось 30 апреля 1224 года в 3 буллах - венгерским епископам, духовенству и народу Бурценланда: Циммерманн с. 39-41, Дойч и Фирнхабер I с.26, Фейер III/1 сс. 453, 459, Тайнер I с.105-108, заверенные копии в DOZA, содержатся у Петтенегга с. 92-95.

Сделали ли это братья, чтобы иметь могущественного союзника в ожидающейся борьбе? Папское принятие под защиту не принесло никакой пользы. Скорее можно предполагать, что она побудила врагов Ордена к скорейшим действиям, чтобы поставить Святой Престол перед свершившимся фактом.

Прежние исследователи видели в принятии Бурценланда в собственность Святого Петра дарение в сегодняшнем смысле и, тем самым, похищение венгерских владений Орденом, который занимал страну только в качестве лена. Так думают Дидольф в De re publica Borussica I с.47, Ленц в Die Beziehungen des Bischof Christian zum Deutscher Orden c.9, Тойч в Geschichte der Siebenbürger Sachsen I с.35, Ломейер в Geschichte von Ost- und Westpreußen с.74, Archiv für Kenntnis siebenbürgische Landeskunde I с.155, 195, Кох в Hermann von Salza с.52, Кон в Hermann von Salza 72, Мюллер с. 67, Геринг в Der Deutcher Ritter-Orden с.77, Рёсслер с. 236. Мюллер указывает как доказательство, что Папа мог приказать братьям держаться в Бурценланде только при наличии действительных прав собственности. Это ошибочно, так как Папа в силу своей должности - наивысший руководитель каждого ордена и, как таковой, может приказывать в любое время.

Мысль, что принятие под папское покровительство означало только повышенную охрану, высказана впервые Перлбахом в MIOG том 26 с.423. Каспар в Hermann von Salza с.9, пришел через анализ бурценландских документов к тому же самому воззрению. Альфред Блюменсток в Der päpstliche Schutz im Mittelalter  44, 61, 70, 97, 106, 160, и особенно Георг Шрайбер в Kurie und Kloster im 11. Jb., наконец, привели на богатом документальном материале из всех частей Европы доказательства, что принятие в собственность Святого Петра и под зашиту Апостольского Престола содержало в себе только высшую защиту с исключением из епископской власти.

Содержание бурценландских грамот соответствует этому. Папа, несомненно, знал. согласно письму от 19 декабря 1222 года, о правовом статусе Бурценланда по отношению к венгерской короне. Все же он принял его, и именно в торжественной форме перед венгерской общественностью, в собственность Святого Петра и сурово порицал короля из-за конфискации Бурценланда в более поздних письмах. И с венгерской стороны никогда не ссылались при различных попытках оправдаться на передачу в собственность Святого Петра. Эти факты необъяснимы, если папское взятие под защиту означало присвоение в сегодняшнем смысле. До тех пор, пока не приведут новые значимые контраргументы, можно предполагать поэтому как доказанный факт, что передача в собственность Святого Петра означала только повышенную папскую защиту. Вместе с тем рушится также и упрек, что Тевтонский Орден подарил венгерское имущество.


bigbeast_kd: (10 лет спустя)
„Куманы, напуганные и озлобленные тем, что им преградили пути внутрь и наружу, собрали сильное войско и атаковали находящихся там братьев. Они оставили их, отбитые, устрашенные, а некоторые из них сдались братьям и приняли крещение со своими детьми и женами."
Данное сообщение находится в папском письме от 26 апреля 1223 года (Циммерман I с.45,59). В нем определенно сказано, что замок был возведен по ту сторону снежных гор в земле румын. Под снежными горами по Циммерману (I сс. 37, 40-42, 47, 53) подразумеваются Трансильванские Альпы.

С этим успехом появились далеко идущие надежды на присоединение нижнего Подунавья.
Филиппи (с. 70), Дидольфф в "de re publica Borussica" позволяют Тевтонскому Ордену нанести удар вплоть до Дуная. Все же для такого предприятия силы братьев были недостаточны.

Орден в то же самое время успешно занимался колонизационной деятельностью. Уже строительство 6 каменных замков в течение такого короткого времени предполагает значительный приток людей. Надо полагать, правда, относительно каменных замков, что только самые важные их части возводились в камне, так как достать деньги и рабочие руки для 6 каменных замков в такое короткое время, это чересчур. Приток людей подтверждается также планами папы от 1223 года учредить для Бурценланда собственный деканат (аналог благочиния в православии - прим.мое), а также запретом принимать венгров и секеев в качестве колонистов.

О колонизационной деятельности смотри Клюте с.59. В королевской булле от мая 1222 года запрещается принимать венгров и секеев в качестве поселенцев, но оставляются уже поселившиеся. Это было сделано, чтобы предотвратить переселение поселенцев из королевских земель в орденские. Если Кентшиньский в "Тевтонский Орден и герцог Конрад Мазовецкий" полагает, что Орден не хотел пускать венгров и секеев и для этого подделал документ, так как не хотел увеличивать в стране роялистски настроенное население в свете ожидающейся конфронтации с королем, то он не обнаруживает настоящей причины, приписывает крестьянам 13-ого века современный национализм и забывает, что польские и чешские князья приглашали массу немцев без страха, что они могут поддерживать немецкого императора.

Рука об руку с другими делами шла борьба Ордена за большую церковную и политическую самостоятельность страны. Королевская грамота от мая 1222 года шла навстречу этим стремлениям. Она предоставила освобождение от уплаты таможенных пошлин для всех товаров, идущих через земли секеев и валахов; она передавала братьям столько соляных разработок, чтобы хватило нагрузить по шесть кораблей на Олте и Мароше, провести их по всему королевству, и на них поставлять товары назад в Бурценланд; она позволяла людям короля делать дарения Ордену и предоставляла ему полное право на обмен монеты.
Пошлины называются в грамоте „Tributum", соляные разработки - „Akana".

Независимости от епископа Трансильвании пытались добиться непосредственно через Папу. Он оказался предупредительнее к Ордену, чем незадолго до этого к близлежащему городу Германштадту. Германштадт получил в 1191 году пробста (второе после епископа лицо или пастор главной церкви - прим.мое); в возвышении до епископства ему отказали в 1212 году, вопреки королевской поддержке (Циммерман I с.1, Дойч и Фирнхабер с.1546).

12 января 1223 года архиепископу Грена поручили назначить подходящего человека архипресвитером или деканом Бурценланда, так как в нем уже имелось значительное число клириков и так как Орден не подчинялся никакому епископу опричь Папы. В декабре того же года епископу Трансильвании в Бурценланде воспрещалась всякая судейская деятельность. В качестве причины указывалось, что он нарушал привилегии Ордена, в тот момент, когда он призывал его клириков на синод и требовал от них и мирян десятину и другие епископские права. Новшеством было то, что привилегии Ордена были перенесены на страну и его подданных.

Этим распоряжением сильно повредили епископству Трансильвания в его прежних правах и особенно, так как нужно было ожидать похожих стремлений также в близлежащем Германштадте, не бывшим в силу естественного хода вещей противником Ордена. Нельзя похвалить братьев за то, что они хотели добиться за каких-то 10 лет того, что могло достаться им как созревший плод длящейся десятки лет работы. Мюллер (с.527) полагает, что присоединение Германштадта, вероятно, пропагандировалось. Рёсслер (с.233) заключает из этого: „В Германштадтской области царили невыносимые условия... можно заключить, что присоединение всегда имелось, в определенной форме, в его политических комбинациях."

Они не заметили также, на какую опасную почву они ступили в другом месте, а именно, когда они исключили влияние сборщиков монеты и уже однажды возбудили гнев короля. Он подчеркивает это в своей большой дарственной грамоте Ордену от мая 1222 года, в тот момент, когда он говорит: „Наш гнев вспыхнул в те времена против них, когда мы приказали отнять у них упомянутую страну".


bigbeast_kd: (10 лет спустя)
Орденские братья бодро продвигались вперед в делах строительства. Уже через несколько лет были построены 5 замков. Так как их имена нигде не называются, приходится основываться на предположениях и исследовании наличествующих замков и замковых руин. Исследователями выдвигались различные гипотезы.

При их проверке нужно иметь в виду, что хорошо обученные военному делу братья выбирали хорошо обороняемые места на не слишком большом удалении, чтобы их гарнизоны могли легко извещать и поддерживать друг друга. Ситуация могла не сильно отличаться от той, что будет на 20 лет позднее в Пруссии, где было выбрано идеальное расстояние в 35 - 40 км. Братья стремились также, как несколько позднее в Пруссии, контролировать своими замками важнейшие пути сообщения. Этим требованиям лучше всего соответствует четырехугольник крепостей, сгруппированных вокруг Кронштадта (Брашов), состоявший из замков Мариенбург (Фелдиоара), Шварцбург, Розенау и Кройцбург на Тэрлунге. Мариенбург контролировал водный путь по Олту, Шварцбург блокировал дорогу на Германштадт (Сибиу), Розенау (Рышнов) дорогу к Тёрцбургскому проходу, Кройцбург - из страны секеев. У самого Кронштадта, где в него входит важная дорога на Предял, горы Шпренгь и Тымпа предлагают защищенные от штурма высоты для крепостных сооружений.

Замки упоминаются в папских буллах от 30 апреля 1231 года, 31 августа 1232, 11 октября 1234 года (Циммерман I сс. 59, 61, 65, 68).

Read more... )

По устному, много лет тому назад сделанному мне (Тумлеру - прим. мое) сообщению румынского исследователя Орден действовал в Молдове, не в Бурценланде: все документы о нем подделаны. Опубликовал ли он обещаемую работу и как он ответил на мое возражение, что Тевтонский Орден вряд ли смог бы ввезти фальшивки контрабандой в королевские и папские архивы, я не знаю.
bigbeast_kd: (10 лет спустя)
Дарение произошло в самой торжественной форме, скрепление золотой печатью произвели в присутствии 12 епископов и 12 светских магнатов королевства. Но документ, видимо задуманный как ленная грамота, обнаруживает тяжкие недостатки. Границы страны хорошо очерчены, но права неясно понимаемы, особенно, отсутствует какая-либо определенность о ленной присяге, выставляемой армии, образе действия при нарушениях договора и так далее.

„По ту сторону гор", по-латински „Ultra Silvas", равнозначно Трансильвании (Шуллерн с. 166, Циммерман сс. 1-3, 15, 17, 21, 28). О владениях половцев будет сказано в дальнейшем.
Read more... )
bigbeast_kd: (10 лет спустя)
Эти проходы, числом не менее 5 (Бузэу, Турну Рошу, Предял, Бран, Ойтуз) на одном только участке в 150 км, были и остаются важными путями сообщения между венгерской впадиной и валашскими и русскими равнинами. (Ebene - и тут я задумался, знал ли брат Мариан русский)

Они были также вратами вторжений для степных народов, которые выдвигались с 375 по 1200 годы н.э. почти беспрерывной чередой через Южную Россию на запад. Друг за другом следовали гунны, авары, венгры, половцы, печенеги. Степные армии избегали северного хребта Карпат с его немногочисленными, покрытыми густым лесом проходами.

Орографически чрезвычайно разнообразный Бурценланд также впечатляюще оснащен экономически: основательные аллювиальные почвы широкой расчлененной холмами долины, огромные леса на горных склонах, цепь целебных источников у подножий темных вулканических гор, отличный стройматериал из природных известковых и песчаниковых блоков на юге и, наконец, роль посредника между венгерской впадиной и востоком.

Размером примерно в 1200 кв.км., Бурценланд замыкается с запада кольцом гор вокруг впадины Сибиу. Река Олт рассекает его подобной ущелью долиной. У сегодняшнего Брашова, в середине страны, трансильванские проходы сходятся вместе.

В верхней части долины в 1200 году жили секеи, называемые по-латыни Siculi. Бурценланд был почти пустынен из-за постоянных вторжений степных народов. О полном опустошении половецкими набегами говорят королевская грамота от 1213 года и папские письма от 19 мая 1218 года, 19 декабря 1222, 12 января 1223, 13 декабря 1224 года. Кентшиньский в "Тевтонский Орден и князь Конрад Мазовецкий", пытался опровернуть их указания как всего лишь предлог.

Эти чреватые вторжениями места, с другой стороны являющиеся идеальной стеной для королевства Венгрия, нужно было защитить. Король Андрей II (Андраш II), отец святой Елизаветы, решил пригласить в этих целях Тевтонский Орден. Как возник этот план, мы не знаем.

Король Андраш поддерживал связи с немецкими князьями благодаря своей супруге: ее отцом был герцог Меранский, дядей - епископ Пассау. До сих пор о призыве Тевтонского Ордена можно делать только непроверенные или совсем недоказуемые предположения: призыв был осуществлен при переезде королевской дочери Елизаветы, невесты Людвига Тюрингского, в Вартбург (Шуллерн I с.172, Филлипи с.16, Бетлен с.19); он был получен через Германа фон Зальца у магистра Клингзора, с которым тот встречался в 1206 году в Вартбурге (Оберин с.17); с ландграфом, искренне сблизившемся с Германом фон Зальца, который побудил также тюрингского наследного принца к вступлению в Орден; был выдвинут папой, с которым его связывали доверенные отношения, чтобы ввести Орден в Венгрию, как выходные врата на Восток, в Палестину. Это обосновывалось позднейшими жалобами папы, что страна стала бесполезной для Святой Земли притеснениями короля. Так у Рёсслера с. 227. Первая гипотеза подходит - то, что Герман фон Зальца был в 1206 году в Тюрингии, доказывать не нужно, а что он был уже тогда знакомым ландграфа и папы, - продукт фантазии. Также нужно заметить, что рыцари Тевтонского ордена должны были оставаться не состоящими в браке.

В мае 1211 года Бурценланд был передан Ордену следующей грамотой:
„ Мы, Андраш, король Венгрии, Далмации, Хорватии... крестоносным господам Св. Марии в Иерусалиме... область по имени Бурценланд, по ту сторону гор напротив Куман (половцев), ныне пустую и необитаемую, к мирному жительству и вечному владению передаем, дабы королевство расширилось их трудами... Кроме того, Мы предоставляем им половину найденного в упомянутом Бурценланде золота и серебра при условии передавать другую половину в казну. Далее, Мы предоставляем им свободу рынков и рыночные сборы полностью и разрешаем строительство деревянных замков и городов для защиты королевства против куман. Мы также постановляем, чтобы никакой воевода не имел права на свободный постой у них и предоставляем им право на собственные деньги и весы и свободу от любой повинности. Они не обязаны также подчиняться суду или юрисдикции любого человека, кроме короля и сами выбирают и утверждают себе судью... Первая граница страны начинается от окрестностей замка Альмаге (Хелмяг) и идет до района замка Нойльгиант (Лунка-де-Сус) и оттуда до окрестностей Св. Николая (Бараолт), где спускается к реке называемой Алт (Олт). Оттуда идет она вверх по Алту, до впадения в него Торртилоу (видимо, Гимбэшель) и от истока ручья, называемого Тимиш до стока ручья Бурца (Бэрца). Наконец, она идет так, как снежные горы обрамляют упомянутую страну, до Альмаге."

Мы знаем дословный текст пропавшего оригинала из папской буллы от 1231 года и из вставки 1271 года. По ним документ напечатан у Циммермана с.19, на немецком у Фирнхабера I с.10, Тайнера I с.169, Фейера III S 106, Бетлена с.70, извлечения у Штрельке с.156, Иоахим-Губач II N 4. Смотри также Шуллерна с.214, Филиппи с.16, Коха "Герман фон Зальца" с.11, Ретвиш "Призыв Тевтонского Ордена в Пруссию".

bigbeast_kd: (10 лет спустя)
Бурценланд (по-румынски Цара-Бырсей) - юго восточная часть Семиградья, более известного в мире как Трансильвания - прим. мое

Read more... )

Бурценланд, видимо, названный по Бурценбаху (ручей Бырса - прим мое), лежит глубоко в юго-восточном углу бывшей Венгрии. Он занимает нижнюю половину бассейна верхнего Олта в 80 км длиной и до 20 км шириной. Эта, нивелируемая аллювиальным материалом рифтовая впадина, окантована на севере поднимающимися в высокогорья вулканическими горами, происхождение которых доказывается горной породой и многими целебными источниками. Хребет Карпат, в этой части называемый Трансильванскими Альпами образует внешнее обрамление. Он внезапно меняет здесь прежнее юго-восточное направление на южное и юго-западное. Изменение направления и рифтовая впадина нарушают горную складчатость. Карпатский хребет, в Словакии и карпатской Украине закрытый и подобный стене, разбивается на блоки, которые отделены друг от друга глубокими провалами.

bigbeast_kd: (10 лет спустя)
Герцог Фридрих Швабский, вождь немецкого войска после смерти императора Фридриха, прибыл к Акре только 7 октября 1190 года. Он сразу же взял заботу о госпитале на себя. По его желанию руководство было передано двоим из его свиты, капеллану Конраду и казначею (камерарию) Бурхарду.

Конрад образовал после присоединения других крестоносцев орденское братство с торжественными обетами и обязательством заботиться о больных. Нормами жизни были правила ордена иоаннитов. Прием устава иоаннитов вполне определенно упоминается в Narratio и предположительно - в папской утверждающей булле. В качестве названия Конрад выбрал имя старого госпиталя в Иерусалиме, так как он собирался возвести там главный дом Ордена после отвоевания Святого города. Фактически кажется, как намекает Narratio, что было также и другое название, по крайней мере, сначала.

Герцог Фридрих просил своего брата - короля Генриха, добиться церковного утверждения. Каковое и последовало 6 февраля 1191 года в обычной форме принятия под покровительство св. Петра. После захвата города Акры в пределах городских стен, близ ворот Николая, были организованы церковь и госпиталь. Здесь также нашел место своего последнего покоя умерший меж тем герцог Фридрих.

Посольство к королю Генриху VI, который еще не был коронован тогда императором, должно было отправиться при жизни герцога Фридриха, то есть до 20 января 1191 года. Автор Narratio направляет его, однако, ошибочно к Целестину III вместо Климента III. Старые исследователи цитируют утверждающую буллу Целестина III от 12 февраля 1191 года. Ее дословный текст, напечатаный у Перлбаха, выдает неловкого фальсификатора, который, кроме того, делает Целестина Папой на месяц раньше. Обратите внимание на напечатанные прописными буквами места: "Episcopus Celestinus servus servorum dei dilecto filio Valpach magistro hospitalis S Mariae in Jerusalem et CONSOCIIS EIUS IN CARITATE DEI ET FRATERNA FIDE CONGREGATIS Presentibus et futuris apostol. benedictionem ET UNITATEM S ROMANE ECCLESIAE CUIUS NOS INDIGNI CAPUT SUMUS... Datum Romae APUD S JOANNEM DE LATERANO DUODECIMO DIE FEBRUARII pontificatus nostri anno primo ET POST CHRISTUM 1191..." (Епископ Целестин, раб рабов божьих, любимому сыну Вальпаху, магистру госпиталя Св. Марии в Иерусалиме и СООБЩНИКАМ ЕГО В ЛЮБВИ К БОГУ И БРАТСКОМ СОЮЗЕ ВЕРЫ. Настоящее и будущее апостольское благословение И ЕДИНЕНИЕ СО СВЯТОЙ РИМСКОЙ КАТОЛИЧЕСКОЙ ЦЕРКОВЬЮ МЫ, НЕДОСТОЙНЫЙ, ПРИНИМАЕМ... Дано в Риме, СВ. ИОАННА ЛАТЕРАНСКОГО ДВЕНАДЦАТЫЙ ДЕНЬ ФЕВРАЛЯ понтификата нашего год первый А ОТ РОЖДЕСТВА ХРИСТОВА 1191). Заметим также, что этот документ никогда не находился во владении Ордена.

В течение последующих лет Орден получил значительные дарения. Таким образом он смог организовать к 1196 году филиалы в Газе и Яффе, Аскалоне, Раме и Замси. После такого удачного начала папа Целестин III предоставил братьям общие привилегии орденов 21 декабря 1196 года. Папская булла от 21 декабря 1196 напечатана Штрельке. Ею были утверждены: принятие под папскую защиту, все нынешние и будущие владения, все приобретенные права и до сих пор установленные обычаи. Сверх этого предоставлялись: свободный выбор магистра, свобода от десятины для всех новых предприятий, свободные похороны в том числе для иностранцев. Владения, в том числе ранее упомянутые дома, в частности, перечисляются.

Крестовый поход императора Генриха VI привел к всесторонним изменениям. Могущественная немецкая армия уже частично стояла в Святой земле и ожидала прибытия императора. Вместо этого прибыло в декабре 1197 сообщение о смерти монарха.

Император Генрих VI принудил в 1194 году Армению и Кипр к признанию своего верховного господства и в 1196 году Восточную Римскую империю к выплате дани. В 1197 году у него была крестоносная армия в 60 000 человек частично в Южной Италии, частично стоящая уже в Св. земле. Внезапная смерть 28 сентября 1197 года разрушила его с размахом подготовленные планы. Извещение о смерти прибыло в Акру 11 декабря 1197. Вслед за этим много немцев отправились домой, однако, большинство осталось до весны 1198 года.

Немецкие прелаты и князья, не менее 14, решили перед своим возвращением домой превратить Тевтонский Орден в рыцарский орден. План был приведен в исполнение весной 1198 года на прославленном собрании. Собрание в доме Тамплиеров посетили также 5 баронов Востока, братья орденов Храма и Госпиталя. Время возвышения до рыцарского орден нельзя указать точно, так как дата Narratio, MCLXXXX quinto mense martio, - неправильна, читать ли ее как „в 1190 5 марта" или в 1195 в месяце марте", - Narratio сообщил о смерти императора сам. Йонсен, Тёппен, автор "К хронологии Великих Магистров Тевтонского Ордена" уверены, что переписчик Narratio прочитал найденные в "MCLXXXXV///martio" 3 черты ошибочно как „Mense" (месяц), вместо для „MCLXXXXVIII martio".
bigbeast_kd: (Джо Блэк!)
В Самбии, местности Скокен (по Ерошину - Шакин, что схоже с Шаакен) жил прусский нобиль по имени Дорге. Оный Дорге находился в хороших отношениях с Орденом, но продолжал упорствовать в своем язычестве.

Проблема, да... такой опции не предусмотрено.

И дарит ему Дитрих, орденский фогт Самбии, белого коня. А белый конь, по прусским обычаям, должен быть посвящен богам. У себя такого держать никак нельзя - боги разгневаются. Однако, дареному коню в зубы не смотрят, опять же - отказаться, значит оскорбить фогта. Очень не хотел Дорге оставлять коня на ночь в конюшне, но пришлось.

Утром в конюшне картина маслом - конь зарезан, а весь скот помер. Боги не одобряют, короче. Ничего, говорит фогт, на тебе в подарок еще коня... белого. Утром все повторяется. Дитрих дарит третьего коня... белого. И опять бедному животному приходит конец.

Ни за что не догадаетесь, что дальше... фогт опять дарит Дорге белого коня. И говорит, что так будет делать, пока тот не перестанет верить в эту чушь. Дьявол (а кто еще с точки зрения христиан мог убивать животину?) понял, что немца ему не переупрямить. Утром конь стоял жив-здоров. Дорге уверовал и начал нести истинную веру некрепким в ней пруссам.

По Хенненбергу дело происходило в Галльгарбене (Маршальское, Гурьевский район). Дорге он называет Дрого. Фогт не дарит ему белого коня, а сам является на нем. Когда утром коня находят мертвым, Дрого дарит Дитриху другого и просит не приезжать больше на белом коне, поскольку его боги такого не терпят.

Фогт приезжает на белом коне второй раз и все повторяется. В третий раз Дитрих оставляет в седле распятие и конь остается жив и здоров. Дрого удивлен, как это его боги такое допустили. Дитрих демонстрирует распятие и говорит, что его бог настолько силен, что даже его изображение напугало богов Дрого и те не посмели тронуть коня. Дрого говорит, что такому могущественному богу он не прочь служить и получает священника.

Заметки на полях - интересно, что если этот фогт действительно Дитрих фон Лиделау, то дело происходит где-то в 80-е годы тринадцатого века, когда некрещенных нобилей у пруссов вроде не должно остаться. Либо в свое время братья-рыцари сочли, что Дрого никуда не денется, уверует и крестится, либо Орден был довольно либерален к язычеству верных пруссов.

Фогт в данном случае - "защитник", advocatus. То есть не глава небольшого орденского дома во враждебной местности, а своего рода лорд-протектор )))
bigbeast_kd: (Джо Блэк!)
Малоизвестный род Фейхтванген - в средневековье Wuchtewange, Vucwangin или схоже именуемый - проживал между Ансбахом и Динкельсбюлем. Сестра Конрада, которая словно узница, замуровала себя в тесной келье, по Дуйсбургу и Вартеберге, провидела поражение при Дурбе.

Конрад появляется сначала как ландкомтур Австрии. Как таковой он был в 1279 на капитуле в Марбурге, когда прибыло сообщение, что прусский ландмейстер умер, а ливонский пал при Ашерадене. Капитул решил назначить одного ландмейстера для обеих стран. Конрад был в глазах братьев самым подходящим человеком для этой тяжелой должности. Перед началом тайного голосования его попросили „выйти из Совета". Тем самым его избрание уже было гарантировано.

Как ландмейстер Конрад сразу собрал капитул прусских братьев в Эльбинге, на котором восстановил павшую в долгой войне дисциплину. В Ливонии он позволил открыть в то же самое время масштабные операции против земгалов. Но он осознал, что не сможет исполнять обязанности обоих должностей одновременно. Свои соображения он представил капитулу, но его просьба об освобождении от исполнения всех должностей была отклонена. Он должен был отправиться в качестве ландмейстера в Ливонию, сопровождаемый 34 братьями. Здесь он правил 2 года умно и энергично.

По повторным просьбам об освобождении от обязанностей он был назначен ландкомтуром Франконии, но в 1287 должен был принять пост ландмейстера Германии (Дойчмейстера). Как таковой он и отправился в 1289 с возглавляемым Великим Магистром Бурхардом войском в Святую Землю. 11 октября он зафиксирован там, как свидетель. Конрад оставался в городе во время всей осады Акры.

Когда избранный местоблюстителем (штатгальтером) после отставки Бурхарда Генрих фон Бонлант пал 18 мая 1291, дойчмейстер должен был принять руководство братьями ордена. Вопреки их желанию умереть в Акре смертью храбрых, он провел их сквозь врага к гавани и погрузил на корабль в Венецию.

Здесь осенью 1291 произошло его избрание в Великие Магистры. 6 лет этот скромный, но очень энергичный брат ордена осуществлял верховное руководство. Во время путешествия на север, судя по всему на пути в Пруссию, Великого Магистра 5 июля 1296 в Праге настигла смерть. Местом вечного покоя была выбрана орденская церковь в Добровице. Были ли его кости перевезены в силезский Требниц, например, после потери Добровица, не ясно. Там находится надгробный памятник с надписью: „Conradus Feuchtwangen magister generalis Ordinis Teutonici Septem annis ordini gloriose prefuit in Bohemia Dragoviciis circa, annum 1296 mortuus hie sepultus" (Конрад Фейхтванген великий магистр Тевтонского Ордена семь лет славно правивший в церкви чешского Драговица в году 1296 был погребен).
bigbeast_kd: (Джо Блэк!)
Вартислав II (? - 9 мая 1271). Второй сын Святополка и Евфросиньи. Князь Гданьска в 1266-70 годах.

Святополк даровал имущество монастырю Даргунь по грамоте от 5 апреля 1252 с согласия "Mestwini et Wartislai filiorum nostrorum" (Мстивоя и Вартислава сыновей наших). После смерти отца 11 января 1266 года контролировал его владения, сидя в Гданьске. "W…dux de Gdansk" даровал владения по грамоте, датированной 1266, Оливскому монастырю как "loco sepulture principum Pomeranie parentum nostrorum" (месту погребения князя Померании родителя нашего). В 1266-1267 вместе с Мстивоем отражал атаки Барнима I Померанского и участвовал в войне с Тевтонским Орденом. Разрыв между братьями наступил не ранее 1269, поскольку грамота Вартислава, герцога Померанского, подтверждающая права Буковского монастыря от 9 октября 1268 засвидетельствована "братом нашим господином Мстивоем герцогом Померанским".

В 1271 изгнан брандебургскими войсками, приведшими к власти Мстивоя. Бежал в Куявию, к Земомыслу, женатому на его двоюродной сестре. Получил от того замок Вышгород, где в разгар подготовки к очередному раунду борьбы и скончался в 1271 году. Похоронен в францисканском костеле Иновроцлава. Женат не был, детей не имел.

Ян (22 августа ? - ?). Первичных документов, подтверждающих его происхождение, не имеется. По видимому, скончался в молодости.
bigbeast_kd: (Джо Блэк!)
Старший сын Святополка II и Евфросиньи. князь Свеце около 1250-70. князь Помереллии 1270-1294.
Дата рождения неизвестна. Ориентировочно около 1220 года.

Впервые появляется в документах под 1231 годом. В 1243 г. Святополк II был вынужден отдать его в качестве заложника Тевтонским рыцарям, для которых Мстивой был гарантией мира. В заложниках у тевтонского ордена, затем, видимо, в его австрийских владениях оставался до 1248 года.

Точное время получения Мстивоем удела в Свеце неизвестно, вероятно, это произошло вскоре после возвращения. В 1253/55 вступил в брак с Юттой Веттин, дочерью графа Брена Дитриха I и его жены Евдоксии Мазовецкой из дома Пястов. В 1255 участвовал вместе с отцом в конфликте с князьями Великой Польши, завершившемся кратковременным занятием Накло.

Несмотря на отсутствие видимых конфликтов со Святополком, можно предположить, что отношения между ними к концу правления последнего были натянутыми. Свидетельством тому договор, заключенный Мстивоем 20 сентября 1264 года в Камень-Поморском с князем Померанским Барнимом, своим двоюродным братом. По условиям договора Барним становился владельцем Свеце после смерти Мстивоя. В обмен на это Барним признавал Мстивоя единственным наследником Святополка и Вартислава.

В точности неизвестно, оставил ли Святополк завещание и если да, то как разделялись земли Помереллии. Фактически же в землях отца, включая Гданьск, княжил Вартислав II. Мстивою же, судя по всему, оставался номинальный сюзеренитет над всей Помереллией. Неминуемую при таком раскладе междоусобицу приостановила атака Барнима, воспользовавшегося ситуацией для возвращения Славно. Братья вынуждены были примириться и весной 1267 начали совместную борьбу с Тевтонским орденом. Вартислав заключил мир с Орденом еще летом 1267, Мстивой - в начале 1268.

Поскольку за Вартиславом было явное превосходство, Мстивой решил заключить союз с маркграфами Бранденбурга из рода Асканиев. 1 апреля 1269 на съезде в Хощно Мстивой принес ленную присягу маркграфам Иоганну II, Оттону IV и Конраду. Тем самым он становился их вассалом, которого они, как сюзерены, были обязаны защищать.

Рыцарство Свеце после этого восстало против Мстивоя, а Вартислав и Самбор II заключили союз с восставшими. Лишившись своих войск, Мстивой потребовал в середине 1270 года от Асканиев выполнения их обязательств. В качестве компенсации он обещал им город и замок Гданьск. Весной 1271 года Гданьск был взят бранденбургским войском под руководством Конрада I от имени Мстивоя. После напряженной борьбы Вартислав и Самбор лишились власти и бежали за помощью в Куявию и владения Тевтонского ордена.

Вартислав неожиданно скончался в куявском Вышгороде в 1271 году. Тем самым Мстивой становился единственным законным наследником Святополка. Теперь бранденбургский маркграф, сидящий в Гданьске, превратился из гаранта власти Мстивоя в досадную помеху. Осада Гданьска не увенчалась успехом, поскольку Конрад получил поддержку местных немецкоязычных бюргеров. Тогда Мстивой призвал на подмогу своего союзника и двоюродного брата - Болеслава Благочестивого, князя Великой Польши. С его помощью он захватил штурмом в январе 1272 город Гданьск, взял замок и выставил вон бранденбуржцев. Мстивой заключил мир с городом, по которому тот обязался срыть укрепления.

Именитые горожане, вставшие на сторону Конрада, были наказаны - одни смертью, другие - конфискацией имущества. С Бранденбургом в 1273 году был подписан мирный договор, по которому тот отказывался от Гданьска, а Мстивой приносил новую ленную присягу за захваченные Померанией земли Славно, Дарлово и Столп. Ленная присяга предусматривала военную службу против всех врагов, кроме Болеслава Благочестивого, в союзе с которым Мстивой даже прямо выступил против Бранденбурга в 1278. После смерти Болеслава в 1279 году Мстивой сохранил тесный союз с его сыном Пржемыслом II. 15 февраля 1282 года в Кепно Мстивой объявил Пржемысла своим наследником после смерти и полномочным представителем при жизни. В последующем Мстивой старался всячески укрепить положение Пржемысла в Помереллии.

Это было вызвано тем, что к тому моменту скончались Самбор и Ратибор, завещавшие свои земли Ордену. Спор между Мстивоем и Орденом должен был быть решен папским легатом Филиппом Фермским. Судебный процесс проходил в Миличе и там как раз 18 мая 1282 года Мстивой и заключил с Орденом соглашение, по которому уступал тевтонцам землю Гнева, отписанную Самбором Ордену в 1276 году. Также Мстивой отказывался от своих претензий на Бялогард в пользу князя Померании Богуслава IV. Поэтому, по сути, в Кепно состоялось фактическое подичнение Помереллии Великой Польше, дополненное передачей земель, за которые Мстивой приносил вассальную присягу Бранденбургу, третьему лицу. Тем самым все соглашения с маркграфами превращались в макулатуру.

В конечном итоге Мстивою удалось обеспечить прочный мир на протяжении последних двенадцати лет своего правления. По смерти же, столь туго закрученный им узел противоречий, удалось окончательно разрубить только в 1945 году. 25 декабря 1294 года последний князь (герцог) независимой Помереллии из рода Собеславичей скончался в Гданьске и был погребен в Оливском монастыре. Помереллия перешла в руки князя Великой Польши Пржемысла II и так началась долгая история борьбы немцев и поляков вокруг этого стратегически и экономически важного клочка земли.

Мстивой был женат трижды. Первым браком, с 1253/55, на Ютте Веттин, дочери графа Брена Дитриха I и его жены Евдоксии Мазовецкой из дома Пястов. Первичных документов, подтверждающих ее происхождение и замужество не имеется. У них родился единственный ребенок - дочь Катарина. Ютта умерла в 1269/73 году.

Второй раз Мстивой женился в 1275 на Евфросинии Опольской (1228/30-4.11.1292), вдове Казимира Куявского, дочери князя Опольского Казимира из рода Пястов и его жены Виолы. Брак был расторгнут в 1288 году. Детей от него не имелось.

Третий брак 26 августа 1288 был заключен с Сулиславой (Сулкой), происхождение которой неизвестно. После смерти мужа ушла в монастырь премонстранток в Слупске. Детей в браке не имелось.

Profile

bigbeast_kd: (Default)
bigbeast_kd

July 2017

S M T W T F S
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Page Summary

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 23rd, 2017 04:01 am
Powered by Dreamwidth Studios