bigbeast_kd: (Default)
Офицеры девятнадцатого века в большинстве своем с недоверием относились к идеям радикального либерализма, не говоря уже о демократии или социализме. Радикалы могли проповедовать неприемлемые доктрины о всеобщем прекращении войн или о том, что необходимо заменить постоянные армии гражданским ополчением. Офицер в любом случае хранил верность власти, иерархии и дисциплине. Как правило, сам он исповедовал простые и ясные патриотические ценности, и требовал того же от своих солдат. Демократическая же политика означала партийные конфликты, классовые и этнические раздоры и компромиссы; ухищрения и полуправда парламентской жизни вошли у политических лидеров в привычку. Офицеры благородного происхождения имели особую причину с неприязнью относиться к демократии. Она несла ощутимую угрозу их собственным интересам землевладельцев или rentier (рантье - прим.мое), а также, несомненно, подвергала опасности интересы их братьев и кузенов. Демократическая политика грозила заменить представителей того сословия, к которому принадлежал офицер, правителями, чье социальное происхождение и манеры, возможно, вызывали у него презрение, и кого он, подчас не без оснований подозревал в том, что для собственного продвижения к власти они использовали средства, с точки зрения аристократа не этичные. Более того, эти новые правители отнюдь не были склонны ставить интересы и особенности офицерского корпуса столь же высоко, как это делала старая аристократическая политическая элита.

bigbeast_kd: (Default)
Богатые аристократы, отпрыски знатных семей, поступая офицерами в наиболее престижные полки гвардейской кавалерии, редко относились к военной службе, как к профессиональной деятельности. Как правило, прослужив несколько лет в приятном и веселом обществе людей, равных им по положению, они оставляли казармы ради тех занятий и удовольствий, которые предоставляло крупное состояние, доставшееся по наследству. У таких людей не было стимула совершенствоваться в различных аспектах военного искусства или карабкаться вверх по армейской иерархической лестнице. Граф А. А. Игнатьев вспоминает, что в 1890-х годах поступить в кавалергардский полк было все равно, что стать членом престижного модного клуба. Все офицеры прекрасно знали, что расходы их многократно превысят жалованье. Клубная атмосфера усиливалась и благодаря тому, что представители многих семей из поколения в поколение служили в одном и том же полку. Например, отец Игнатьева в прошлом был командиром кавалергардского полка, а сам он появился на свет в полковой казарме. В офицерских собраниях разговоры по большей части вертелись не вокруг профессиональных вопросов, а вокруг светских новостей, там царила атмосфера учтивости, беспечности и терпимости, свойственных благополучию — и действительно, жизнь кавалергардских офицеров не была обременена чрезмерными служебными обязанностями.

У незнатных и небогатых дворян было больше стимулов относиться к военной службе как к профессии, связывая с нею свои честолюбивые устремления. В Европе наиболее известным дворянским сословием, посвятившим себя военной карьере, было прусское юнкерство, но и в России, и в Англии имелись подобные классы — пусть не столь многочисленные и несколько иные по образу жизни. Два величайших полководца России, Суворов и Кутузов, вышли из верхних слоев рядового дворянства, а не из придворной аристократии, и то же самое можно сказать про многих русских военачальников девятнадцатого века. В восемнадцатом и в начале девятнадцатого века российское государство осыпало благодеяниями придворную аристократическую элиту, однако и провинциальные дворяне имели возможность подняться на самую вершину военной или гражданской бюрократической лестницы; в этом Россия упомянутого периода принципиально отличалась от России допетровской, а также от Польши, где безраздельно царили крупные земельные магнаты. Открытая перед рядовыми дворянами возможность продвижения наверх в действительности являлась одним из ключевых условий, обеспечивших как процветание послепетровской монархии, так и лояльность дворянства по отношению к абсолютистскому государству.

Как считает Корелли Барнет, из всех сословий в Британии англо-ирландское дворянство было «наиболее близко классу прусских юнкеров. Зачастую более бедные, чем их английские собратья, — так как ирландская деревня была бедна, и, следовательно, доходы от нее были низки — англо-ирландские дворяне не вылезали из седла, и жизнь их была бесконечно далека от современного мира промышленности и крупных городов. Как и у юнкеров, из поколения в поколение сын, следуя по стопам отца, шел служить в армию. Робертс, Уоллси и Китченер — все они были сыновьями военных, и, в отличие от многих английских офицеров, ни один из них не был богат, хотя все они имели достаточный годовой доход и, разумеется, были весьма честолюбивы». Барнет вполне мог бы продолжить эту параллель между англо-ирландским дворянством и прусским юнкерством. Помимо всего прочего, англо-ирландцы являлись колониальной аристократией. Многие из них занимали весьма жесткие позиции, что считалось естественным для землевладельцев, живущих среди покоренных крестьян. Ирландский протестантизм, окруженный католическим морем, мог принять прусский оттенок, имея мало общего с терпимостью и широтой взглядов, которые часто встречались среди английской аристократии. Вклад англо-ирландского дворянства в высшее руководство британской армией не ограничился только Китченером, Робертсом и Уоллси. Даже три наиболее известных британских генерала времен Второй мировой войны — Монтгомери, Брук и Александер — происходили именно из этой среды. Гарольд Александер, сын пэра и сам гвардеец, вышел из верхних слоев англо-ирландского дворянства. В 1919 г., во время гражданской войны в России, он командовал ополчением балтийских помещиков немецкого происхождения. Более состоятельные и преуспевающие, чем большинство прусских дворян, они в известном смысле могли считаться «сверх-юнкерами»; не удивительно, что и их командир из «сверх англо-ирландского» дворянства без труда нашел с ними общий язык.


bigbeast_kd: (Default)
Относительное снижение влияния аристократии на офицерский корпус можно связать либо с тем, что вооруженные силы слишком разрослись и аристократия была уже не в состоянии сохранять монополию над ними, либо с тем, что представители высшего класса утолили свою тягу к военной службе. Если последнее предположение соответствует истине, его можно счесть признаком того, что аристократия становилась более современной: она перестала быть замкнутой военной кастой, обратив наконец свое внимание на бесчисленные новые возможности, предоставляемые развивающейся экономикой и общественной деятельностью. Разумеется, автор данной книги не в состоянии проследить все те карьеры, которые избирали десятки тысяч европейских аристократов. Пожалуй, это вообще за пределами чьих-либо возможностей, так как — особенно в случае с Россией — мы не располагаем достоверной статистической информацией, на основании которой можно сделать убедительные выводы и обобщения. Даже относительно Англии и Германии существует подозрение, что авторы генеалогических трудов склонны упоминать традиционные, признанные и престижные поприща, и при этом обходить молчанием виды деятельности более современные и связанные с требованиями жизни. Тем не менее, доступные нам свидетельства подтверждают, что образцы построения успешной карьеры, которым до 1914 г. следовали представители аристократии и нетитулованного дворянства, претерпели некоторые изменения, хотя эти изменения не были резкими или безоговорочными.
Read more... )
bigbeast_kd: (Default)
Война была одним из самых древних занятий аристократии. Корни английского и немецкого дворянства уходят в средневековое рыцарство. В обеих странах многие семьи из числа наиболее знатных могли проследить свою родословную вплоть до периода средневековья и назвать славных предков, а те, что не могли, усвоили корпоративные традиции, присущие их классу. В России также было исключительно много старинных фамилий, которые на протяжении столетий удерживали свой статус в аристократической придворной элите — от Московии до Империи. Аристократией Московии в ранние периоды были соратники Великого князя, составлявшие его дружину. В пятнадцатом веке, по мере роста военных нужд Московского государства и численного увеличения аристократии, развивалось и мелкое дворянство, которое в награду за военную службу получало земельные угодья в бессрочное владение.

 
 
bigbeast_kd: (10 лет спустя)
В конце войны Англия беспощадно вывела в резерв линкоры времен Первой мировой. По непроверенным данным Ринаун и Вэлиант тоже выведены в резерв еще до конца войны, но в конкретной дате показания путаются ))) Поэтому я их считаю находящимися в действующем флоте.



Средняя численность упала до 6,15 линкоров или 6,46. Списочное число - 11 в сентябре 44, 10 - в октябре, 9 - в ноябре, 7 - в марте 45, далее точно сказать затрудняюсь ))) В ноябре - феврале в строю всего 5 линкоров.

А теперь можно оглядеть свежим взглядом картину в целом, и мы увидим, что списочное число кораблей практически никогда не совпадает с тем, что Англия могла реально задействовать в море. Кстати, по источникам общего характера, особенно по русским, вы никогда точно не узнаете, насколько именно реальное положение дел отличается от того, что официально провозглашается.
bigbeast_kd: (10 лет спустя)
С выводом в резерв появляется проблема, считать ли такие линкоры числящимися в списках. До определенного момента такой корабль может быть поставлен в строй. И такое происходило. С другой стороны, он уже официально не в действующем флоте.

Для "Ривенджа" и "Резолюшена" точка необратимости известна. Их цвет на моей зарисовке меняется на изумрудный в момент снятия вооружения ГК. Голубой цвет "Ройял Соверена" означает передачу его СССР.



Среднее число линкоров в строю - 8,4, считая проходящие боевую подготовку - 9. Минимум в марте 44 года - 7 и в августе 44 - 7 (8).

Списочный состав в сентябре 43 - мае 44 года - 13 линкоров, с июня 44 года - 12.
bigbeast_kd: (10 лет спустя)
Ввод в строй новеньких "Ансона" и "Хау" несколько снизил напряженность обстановки. Ну и вступление Америки в войну (напоминаю, что приоритетность ЕвроАтлантического ТВД была утверждена руководством США официально).



Среднее число действующих линкоров в месяц - 9,5, считая проходящие подготовку - 10,3. Минимальное число в ноябре 42 и апреле-мае 43 - 8 (9) кораблей.

Списочный состав - 15 линкоров и линейных крейсеров.

1943 год стал прощальным для старых добрых "Ривенджей". Вообще-то их собирались вывести из боевого состава еще до войны. Но "Кинг Джорджи" были далеки от завершения и старичкам пришлось послужить несколько дольше, чем рассчитывали.
bigbeast_kd: (10 лет спустя)
1941 год стал по-настоящему "черным" для Роял Нэви. В декабре японцы отправили на дно "Принс оф Уэлс" и "Рипалс". 25 ноября немецкая подлодка потопила "Барэм". 18 ноября итальянские диверсанты тяжело повредили "Куин Элизабет" и "Вэлиант".



Среднее количество линкоров в строю за месяц - 9,3 или 9,7 если считать проходящих боевую подготовку. Минимум в марте 1942 - 8 кораблей.

Списочное число на октябрь 1941 - 15 линкоров/линейных крейсеров, в ноябре - 16, с декабря - 13. В июле-августе 1942 - 14.
bigbeast_kd: (10 лет спустя)
Начало 1941 предвещало Royal Navy удачу - после очередного минимума октября 40 года в 9 кораблей. В строй вступал "Кинг Джордж V", завершалась постройка "Принс оф Уэльс" и модернизация "Куин Элизабет".

В апреле-мае 41 наконец-то достигли цифры в 14 действующих линкоров.

Но все обломал июнь 1941. Охота за "Бисмарком" и Крит дорого обошлись Великобритании. "Худ" потоплен, "Принс оф Уэльс", "Родни", "Уорспайт", "Вэлиент", "Барэм" встали на ремонт. В строю оставалось 7 линкоров/линейных крейсеров.



В итоге среднее число за месяц в период сентября 40 - августа 41 упало до 10.5 кораблей, если без учета боевой подготовки - 10,8. Минимум - в июне 41 года и в августе 41 - 6 кораблей в строю (7 если считать послеремонтную "Малайю").

Списочное число в апреле-мае - 16 кораблей, с июня - 15.
bigbeast_kd: (10 лет спустя)
Теперь будем считать, сколько же линкоров могли задействовать Лорды Адмиралтейства в каждый из месяцев?

Вот список линкоров и линейных крейсеров (три строки внизу) RN


Серым цветом обозначены строящиеся "Кинг Джорджи", черным - потопленные корабли. Белый цвет - корабль в строю.

Красный цвет обозначает, что корабль находится в ремонте, на техобслуживании или проходит модернизацию. Краткосрочные ремонты (менее половины месяца) или ремонт, занимающий неделю в одном месяце и пару недель - в другом, не обозначены. Считаем, что в этот месяц корабль, в целом, в строю.

Зато красным же цветом обозначены переходы кораблей от места одного ремонта к другому. Хотя, теоретически, в это время его и можно задействовать в бою. Гоняли же в середине войны вхлам ушатанный Уорспайт из одной операции в другую.

Зеленый цвет - это корабль, который может быть задействован физически, но, скорее всего, не может - по организационным причинам. Сюда отнесены нахождение в резерве, а также доводка и боевая подготовка после ремонтов.

Итак, после потопления "Ройял Оук" подлодкой 14 октября 1939 года по списку осталось 14 линкоров/линейных крейсеров, из них действующих - 11. До сентября 1940 столько и находилось в строю в среднем за месяц, если не считать боевой подготовки. Если считать - 10,75 корабля )))

Минимум (9 кораблей) - в феврале 1940 года.

Видите разницу между 14 и 11, тем более - 9? А она есть )))
bigbeast_kd: (10 лет спустя)
К неожиданно всплывшему мини-срачу насчет 25000 танков. Вроде бы, давно закрытому. Так сказать, о коварстве исторического знания и списочных численностей.

Простенький вопросик - сколько линкоров было у Англии во Второй мировой?



На начало - тут википузия дает абсолютно правильный ответ. 15 линкоров и линейных крейсеров. Вычитаем 3 ЛКР - Худ, Ринаун, Рипалс, получаем 12 линкоров.

И по списку это так.

Однако, если мы посмотрим на структуру Королевского Флота, то увидим с удивлением - 5 ЛК в Флоте Метрополии, 3 ЛК на Средиземном море и 2 ЛК - Силы Канала. УПС! А куда исчезли 2 линкора? Разница в 2 линкора - ОГРОМНА.

Линкор - товар штучный, вещь безумно дорогая в постройке и еще более дорогая в обслуживании. И если противник выкатил вместо 10 линкоров - 12, то это уже существенный сдвиг в балансе сил. Возможно, смертельный для вашего флота.

Так куда делись 2 линкора? А они на модернизации. То есть в списках есть, но в море выйти никак не могут. Вэлиант появится в декабре 1939. Куин Элизабет - аж в апреле 1941 года.

Итак, по списку 15 линкоров и линейных крейсеров, в строю - 13, в постройке - 7 и еще 1 заказан, но не заложен. Можно рассчитывать на 22 корабля в перспективе. Однако, ни столетние традиции, ни опыт, ни демократия не спасают от жадности и глупости.

В октябре 1939 года строительство Лайонов с 406-мм орудиями было заморожено на год. 12 ноября 1940 постройка их заморожена на неопределенный срок. А в 1942 году заказ окончательно отменили. Зато в октябре 1941 заложили Вэнгард. Потому что 381-мм орудия на складе пылятся. Не пропадать же добру. ЭКОНОМИЯ!

Видите, как сложно подсчитать несчастные два десятка кораблей. И это еще только начало. Дальше будет еще интереснее.
bigbeast_kd: (10 лет спустя)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] enjoy_england в Тайна холерного вибриона


«Если эта болезнь укоренится и распространится на наших островах, то невозможно представить себе тот кошмар, который могут повлечь за собой одни только финансовые проблемы. Не говоря уже о том, что это мгновенно и совершенно неизбежно парализует внутренний рынок: мы полагаем, что в империи нет ни одной страховой компании, принявшей во внимание в своих расчетах возможность бедствия, подобного тому мору, с которым мы сейчас сталкиваемся».

Read more... )


bigbeast_kd: (Джо Блэк!)
Д.Ливен Аристократия в Европе 1815-1914

Но либерализм вигов не был только партийной игрой. На взгляд принца Пюклера, в этом выразилась одна из многих странностей Англии — страны либеральной и в то же время ультрааристократичной: «...явно размытые общие представления о либерализме идут рука об руку с узкой классовой гордостью и в высшей степени надменным сословным чванством <...> человек, в домашнем кругу чрезвычайно высокомерный, пользуется в общественной жизни репутацией убежденного либерала». «Священный Круг Прародительства» был в своей основе крепко сплоченной кликой аристократов, воспитанных в незыблемой вере в то, что успешная борьба, которую их предки вели против абсолютизма Стюартов за введение свободной протестантской конституции, была главной предпосылкой будущего восхождения Англии на позиции мирового господства. Лорд Джон Рассел всей душой верил, что политическая свобода была изобретена его предками, которые даровали ее сначала Англии, а потом и всему миру. Пусть в этом и было нечто смешное и самодовольное, но не следует забывать, что одержимость фамильной гордостью повсеместно была неотъемлемым признаком аристократии. Викторианский аристократ неуклонно принимал свои семейные традиции ближе к сердцу, чем свободы, права и обязанности свободнорожденного англичанина, но, в соответствии с девизом Рассела, эти традиции были достаточно хороши, чтобы им следовать.

Read more... )

К концу девятнадцатого века будущее аристократии вращалось вокруг ряда вопросов. Сумеют ли аристократы понять, в каком направлении движется мир, или для этого они слишком ограничены, недальновидны и необразованны? Предложит ли общество аристократии золотые мосты, по которым она сможет пройти в современный мир, и хотя бы до некоторой степени сохранна, свой статус и свое благосостояние? Какие формы вхождения в современность — демократические или же иные — будут ей предложены, и каким образом присущие аристократии традиции определят выбор этих форм? Если же вся аристократия или же какая-то ее часть окажется без удобного переходного моста, насколько значительны и разрушительны будут ее арьергардные действия перед лицом обновляющегося мира современности? In extremis, будет ли аристократия достаточно реакционной, или цивилизованной, чтобы по-прежнему руководствоваться традиционными представлениями о религии и чести, или же неуверенность в завтрашнем дне, гнев, вызванный потерей статуса, и агностицизм заставят ее избрать путь, ведущий к тоталитаризму национализму и его неизбежному спутнику, варварскому антисемитизму?
bigbeast_kd: (Джо Блэк!)
Протекционизм распространялся не только на сельское хозяйство. Во многих отношениях причина, по которой в Англии в 1840-х годах он был уничтожен, а в Имперской Германии, напротив, введен, в большей степени зависела от представителей промышленных и интеллектуальных кругов, а не от аграрного лобби. Интересы английских фермеров и землевладельцев в 1840-х и 1880-х годах, а также прусских фермеров в последнее из упомянутых десятилетий, всегда были связаны с протекционизмом. При этом в 1840-х годах в интеллектуальном мире Европы господствовала доктрина laisez-faire, которая в последнюю четверть столетия утратила свое доминирующее положение. Еще более важно, что основные отрасли тяжелой промышленности Германии, в 1870-х годах стоявшие за протекционизм, заключили союз с аграриями. В 1840-е годы вся английская промышленность, за немногими исключениями, была за свободную торговлю по той весьма резонной причине, что в конкурентной борьбе одерживала верх над большинством своих зарубежных соперников. В 1880-х годах о протекционизме в сельском хозяйстве Англии нечего было и думать. «В импортной экономике юга, которая обеспечивала большую часть доходов коммерсантов, финансистов, рантье и представителей интеллектуальных профессий, стояли за свободную торговлю с текстильной, металлургической и машиностроительной экспортной промышленностью севера, с судовладельцами крупнейших портов и судостроителями Тайна, Мерсея и Клайда. Широкие имперские, военные и морские интересы косвенным образом были связаны со свободной торговлей, и инвестиции в производство сырых материалов и морские перевозки являлись основой фондовой биржи в поздневикторианскую эпоху. Избиратели, принадлежавшие к рабочему классу, упорно противились любым попыткам запретить ввоз зерна из-за рубежа».

Read more... )

Как бы то ни было, отмена Хлебных законов явилась следствием не только добродетелей сторонников Пиля и недемократической природы британской политической системы. Нельзя связывать этот шаг исключительно с процветанием сельского хозяйства Англии в 1840-е годы, а также с мощной поддержкой тех членов парламента, которые не были аграриями, хотя и эти факторы чрезвычайно важны. Существенную роль сыграли здесь также и виги. До определенной степени виги играли здесь в свои партийные игры. Джон Винсент называет английских аристократов, занявшихся в девятнадцатом веке политикой, «игроками-любителями», и в этом есть доля правды. Играть в партийные и политические игры было занятно, побеждать в них было еще занятнее, а получение государственной должности возбуждало дух и достойно венчало всю игру. Специфика проведения в 1867 г Второго билля о реформе служит иллюстрацией того радикализирующего эффекта, который могло повлечь за собой состязание двух аристократических по своей основе партий за государственные посты и симпатии электората. Соответственно, некоторые дворяне ощущали, что английская аристократическая конституция принесена в жертву партийным играм.
bigbeast_kd: (Джо Блэк!)
10 глава книги Доминика Ливена "Аристократия в Европе 1815-1914"

Трудно представить, что когда-либо аристократия была более могущественна, чем в Англии в 1815 году. И у себя в поместье, и в окрестностях своих владений аристократ пользовался всеобщим уважением. В знатном дворянине видели прирожденного местного лидера; ему приходилось сообразовываться с ожиданиями, которые связывали с ним окружающие. В отличие от восточноевропейских крепостников, он отнюдь не был деспотом. Закон лишал его возможности проявлять произвол и насилие по отношению к своим соседям и тем, кто так или иначе от него зависел; при этом собственность аристократа, и, прежде всего, его охотничьи угодья, закон защищал с непререкаемой твердостью. Но и аристократ викторианской эпохи держался в должных рамках и руководствовался обычаями, а нередко и тактом, выработанным поколениями политического лидерства.

Read more... )В противоположность дипломатическому корпусу, ни Министерство по делам колоний, ни Министерство по делам Индии не пользовались особой популярностью у аристократии и джентри. Что касается Министерства по делам Индии, «в начале 1850-х годов, когда назначения все еще устраивались по протекции, более четверти из вновь назначенных чиновников имели дворянское происхождение. Но в период между 1854 и 1856 гг., когда кандидаты стали добиваться назначения на должность в открытых конкурсах, число землевладельцев среди чиновников снизилось, причем чрезвычайно стремительно и резко — в 1860-е годы оно составляло одну десятую всех служащих, а в 1890-е — всего 6 процентов». Единственной сферой деятельности этих министерств, которая действительно сохраняла популярность среди аристократов, была служба при дворах и в штатах различных вице-королей, губернаторов и проконсулов Британской империи. Должности при этих дворах давали возможность расширить свой кругозор, приятно провести время и завязать полезные знакомства. На подобных должностях аристократы составляли представление о Британской империи и проникались чувством имперской гордости; однако эта служба вовсе не налагала на аристократов обязательства провести всю жизнь вдали от родины, в неблагоприятном климате, в социальной изоляции или же среди людей, которых они считали во всех смыслах ниже себя. Отдавая справедливость британской аристократии, отметим, что немного найдется еще стран, где социальная элита в изобилии поставляла добровольцев для ссылки длиной в полжизни. Более того, в пользу подобной службы можно отметить, что будущие правители империи в молодые годы знакомились с колониями, прежде чем занять в Лондоне облеченные влиянием и властью посты. Воздействие имперского образа мыслей на поздневикторианскую и эдвардианскую элиту было огромным, и вспоминая колониальную службу Уинстона Черчилля, «политическое детство» лорда Мильнера в Южной Африке, или же сходные эпизоды из биографий так называемых «твердолобых» тори 1911 года, понимаешь, что истоки подобного мышления таятся в личном жизненном опыте.

Profile

bigbeast_kd: (Default)
bigbeast_kd

July 2017

S M T W T F S
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 23rd, 2017 03:54 am
Powered by Dreamwidth Studios