Feb. 17th, 2017

bigbeast_kd: (Default)
Можно ли подтвердить сообщения хроник данными из архивов? Симон де Лален ездил, вероятно, в Пруссию неоднократно; Орден обращался в 1413 году к нему, среди прочих, за помощью; он и некоторые там упомянутые по именам сеньоры могли принять участие в кампании 1410 года - но пока нечем это подтвердить. Городские счета Монса в Эно, которые в иных случаях фиксируют некое почетное вино для возвращающихся домой из поездки в Пруссию, здесь молчат. Голландский рыцарь Иоганн фон Хемстеде ехал через Гамбург между 22 февраля 1410 и 21 февраля 1411 и ему подарили арбалет от города. Был ли он на дороге в Пруссию? До или после битвы? Надежно нельзя установить из этого свидетельства. 17 июля 1411 года Великий магистр из Мариенбурга писал герцогу Бургундии и другим из-за "расследования по 2 бургундским дворянам" (так в регестах по этому утраченному тексту письма) - вероятно, эти подданные герцога Бургундии, или, что также возможно, фламандцы, считались пропавшими без вести с битвы при Грюнвальде. Главные счета Бургундии не знают ни одной прусской поездки в это время, так что с достаточной долей уверенности, не было официальной или даже только субсидируемой бургундской помощи в 1410 году.

Тем не менее, не надо сомневаться в потоке западноевропейцев, достоверно бесплатном: известна значительная группа геннегаусцев, отдельные имена из Нормандии, Пикардии, из Шотландии стоят в хрониках. Не удивительно, если действительно прибывали отдельные дворяне из Голландии, Брабанта, Фландрии, Англии. Князей, во всяком случае, не было в их числе. Все же, даже если речь должна идти о 100 или 200 комбатантах, прибыло их тогда больше, чем в первом десятилетии XV-ого века, но недостаточно, чтобы играть значимую военную роль в битве при Грюнвальде, где, вероятно, выступили друг против друга армии более чем в 10 000 человек, соответственно.

c. Время правления магистра Генриха фон Плауена (1410-1413)
 
Генрих фон Плауен, который спас Орденское государство упорной защитой Мариенбурга после проигранной битвы и взошел 9 ноября 1410 года на вершину Ордена, - последний Великий магистр, который атаковал западноевропейских князей настойчиво повторяющимися призывами о помощи, сначала до заключения перемирия от 9 декабря 1410 года, за которым последовал 1 февраля 1411 Первый Торуньский мир, а затем - при подготовке превентивной войны против Польши и ее союзников, в момент начала которой его наконец свергли сановники Ордена в октябре 1413.

Действительно, князья вновь прибыли в Пруссию, не маркграф Бадена или герцог Лотарингии, о которых прошел в декабре 1410 года слух, что они выступили, но епископ Вюрцбурга (брат гроссмейстера Тевтонского ордена Эгльоффштейн), герцог Саксонии, герцог Мюнстерберга в Силезии, герцог Генрих Баварский-Ландсхут (Прибыл в 1422-1423 году во второй раз), а также графы (Граф Хеннеберга Вильгельм, граф Гляйхена Эрнст), сеньоры и рыцари (Ётлин фон Бальдек (замок у Витлингена) был 4 октября 1413 года вдали от родного Вюртемберга в прусской поездке), за свой собственный "Кошт" (комтур Шлохау наместнику Великого Магистра, 21 октября 1410 года, о прибытии наемников в Кониц, в том числе многочисленных uff yr eyne czerunge), "частью за Бога, и, все же, большей частью за денежное довольствие" (касательно наемников из Германии и Венгрии), поднялись.
 
bigbeast_kd: (Default)
 (Зайончковский Правительственный аппарат самодержавной России в 19 веке)

Рассмотрим сословное положение чиновничества и порядок присвоения чинов. Согласно введенной Петром I Табели о рангах, лицам, получившим первый гражданский чин — XIV класса, жаловалось личное дворянство в отличие от офицеров, которые, будучи произведены в первый обер-офицерский чин — прапорщика, становились потомственными дворянами. Потомственное дворянство чиновник получал при присвоении чина VIII класса — коллежского асессора. Помимо этого потомственное дворянство достигалось:
а) пожалованием,
б) чином и получением любого российского ордена.
Помимо этого чиновникам, состоящим на службе, разрешалось «просить потомственного дворянства», если «дед и отец состояли в службе в чинах, приносящих личное дворянство, не менее двадцати лет каждый».

Число чиновников VIII класса по сравнению с концом XVIII в. к 40-м годам XIX в. значительно увеличилось. По списку «состоящих в статской службе чинов первых осьми классов на 1796 год» (экземпляр без титула, хранящийся в библиотеке ЦГИА) чиновников этого класса насчитывалось 1524 человека, из них 566 человек военных. Согласно данным всеподданнейшего донесения Инспекторского департамента чинов гражданского ведомства от 29 декабря 1846 г., только коллежских асессоров насчитывалось 5411 человек (ЦГИА, ф. I отделения с.е.и.в. Канцелярии, оп. 2, д. 6829, ч. 55 «в», прил. 2).
 
Read more... )
По недостатку в твердых преградах, кои бы отделяли одно сословие от другого, каждый оставляет ремесло отца своего, пренебрегает наследственными для оного способами и усиливается получить каким бы то ни было образом права и преимущества высшего сословия...»
 
Все частные меры, предпринимаемые правительством, отмечает Васильчиков, не достигали цели, а поэтому он рекомендует издать закон, по которому потомственное дворянство могло приобретаться в результате достижения высших чинов. «Что касается до опасения возбудить неудовольствие, — писал он, — то опасение сие еще могло бы иметь место, если бы предполагалось преградить совершенно чиновникам возможность достигать потомственное дворянство, но в предположении, которое здесь ныне представляется, никому не преграждает путь к повышению чинами, а переносится лишь право поступления в дворяне на чины более значительные».
 
Надо сказать, что Николай I колебался в решении этого вопроса. Как рассказывает в своем дневнике М. А. Корф, Васильчиков неоднократно ставил вопрос перед императором о необходимости изменения закона о дворянстве и в конце концов подал ему цитированную выше «историческую записку». «Сначала, — пишет Корф, — государю мысль эта была очень неугодна. Я приписываю это не только тому, что она шла не от него, но и тому, может статься, еще больше тому, что тут шла речь об ограничении прав военных, которых государь всегда считает и называет своими». Николай I продолжал колебаться, однако Васильчиков, отличавшийся большим упорством, добился своего, и царь поручил разработать ему проект закона, который, как утверждал Корф, был составлен государственным секретарем Бахтиным и согласован с председателем Департамента законов Блудовым. Переданный в Государственный совет проект был рассмотрен в одно заседание, будучи предложен просто по высочайшему повелению без упоминания имени Васильчикова. Никаких прений при обсуждении проекта не произошло.
 
Таким образом появился манифест «О порядке приобретения дворянства службой». В качестве преамбулы в нем говорилось: «Издревле в России дворянство приобреталось службой, но условия приобретения оного по временам изменялись с изменением порядка военной и гражданской службы». Далее указывалось, что отныне первый обер-офицерский чин — прапорщика дает личное дворянство, а первый штаб-офицерский чин — потомственное. Это майор в пехоте и кавалерии и подполковник в артиллерии и инженерных войсках, где чина майора не было. Если лица, получившие первый обер-офицерский чин либо первый штаб-офицерский чин, уходили в отставку или переходили на гражданскую службу, то они теряли присвоенные им права: первые вместо личного дворянства получали личное потомственное гражданство, а вторые вместо потомственного — личное.

Первый гражданский чин коллежского регистратора давал звание личного почетного гражданина. Такое же звание имели чиновники XII и X классов. Чин IX класса — титулярного советника давал личное дворянство, так же как и чиновникам VIII, VII и VI классов. Чин V класса — статского советника приобщал к потомственному дворянству. В 1856 г. последовало изменение положения о дворянстве, связанное с изданием закона «О сроках производства в чины по службе гражданской».
 
Александр II рассмотрел предложение большинства Государственного совета по поводу производства в чины до V класса включительно и согласно с этим предложением отметил: «Но с тем, чтобы впредь дворянство приобреталось в гражданской службе только чином действительного статского советника, а в военной — чином полковника». Небезынтересно привести данные о численности дворянства в середине века. Они содержатся в «Кратком отчете о действиях Министерства внутренних дел с 1825 по 1850 гг.».
«Потомственных дворян в империи находится 253 068 человек, из них во владении своем на основании потомственного права имеют менее 10 душ крестьян 23 984 человека, вовсе ничего не имеют 148 685 человек, лично сами занимаются хлебопашеством 109 444 человека...»
Хотя сумма приведенных цифр в итоге и не сходится, да к тому же эти данные не совсем ясны, имея в виду смешение различных понятий, однако это единственные более или менее точные цифры о численности дворянства. По этому поводу в отчете говорилось: «В последних, наконец, годах (1846 и 1847) на основании особого высочайшего повеления министерством собраны в первый раз возможно точные повсеместные сведения о наличном числе и настоящем положении всех лиц, состоящих в дворянском звании».
 
Во второй половине XIX и начале XX в. положение в отношении получения потомственного дворянства путем производства в чины оставалось прежним, его давал чин IV класса, а на военной службе — чин полковника.

Если в дореформенный период дворянское звание давал любой российский орден, то во второй половине века, как указывалось в Своде законов издания 1876 г., это достигалось только получением высших степеней орденов, за исключением двух: всех степеней ордена Владимира и Георгия. Практически чиновник даже небольшого чина мог быть награжден орденом Владимира IV степени, который давался за 35-летнюю беспорочную гражданскую службу. Военные чины награждались за 25-летнюю службу. Однако эта возможность в 1887 г. была сильно ограничена. 6 августа был издан закон, по которому представление к Владимиру IV степени давало потомственное дворянство лишь тем лицам, которые прослужили в классных или обер-офицерских чинах не менее 20 лет, а также имели орден Анны II степени, получавшийся чиновниками не ниже VI класса. С 1900 г. потомственное дворянство давало уже получение ордена Владимира не IV, а III степени, которым награждались чины IV класса (действительные статские советники); они становились потомственными дворянами по получении Этого чина (независимо от награждения орденом).
 
Таким образом, получение потомственного дворянства путем награждения орденами было фактически отменено.
 

Profile

bigbeast_kd: (Default)
bigbeast_kd

July 2017

S M T W T F S
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 25th, 2017 01:13 pm
Powered by Dreamwidth Studios